Главная Новости Храм и приход Богослужения Никольский листок Домовый храм Общение Фотогалереи

Фотогалерея

участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама) участникипоходапередначаломпохода(ухрама)

Никольская церковь что в кунье на мху (ныне с. Васютино)

17.04.2017

В Крестопоклонную Неделю Поста на Никольском приходе прошел тематический полдник "Смерть и Воскресение"


Смерть … нет на земле человека, который, родившись, не умрет.
В Крестопоклонную Неделю Великого Поста мы порассуждали о смерти и о Воскресении

Нас, ныне живущих на этой земле – маленькая толика по сравнению с теми, кто уже ушел путем всея земли. Недаром существует выражение – умереть, значит присоединиться к большинству.
Наверное, людей на земле можно делить по тому, как они относятся к смерти – одни как богач из Евангельской притчи, накопив богатства на свой закат жизни, говорит душе своей: ешь, душа, пей и веселись. И мы видим, как много сегодняшних молодящихся последователей этого богача, поступают согласно этой притчи, не помня о том, что смерть – буквально за порогом.
И почему-то во все времена, в отличие от наживших свои, часто неправедные богатства, для обделенных, но как раз более многих потрудившиеся на этой земле, памятование о смерти всегда ближе, даже можно сказать, что относятся к ней люди простые более философски, но это философия самой жизни: Бог дал, Бог взял…
С давних времен существовали на земле всяческие культы смерти, мистерии смерти, заговоры от смерти, всевозможные адепты и проводники в мир иной. Но, как ни заигрывал и как не страшился человек общего для всех и личного для каждого конца, ему не удалось ни избавиться, ни отложить, хотя бы на минутку, его неминуемого приближения.
И, несмотря на всю неотвратимость этого приближения конца, человеческий разум не может и хочет с этим смириться, и в этом тоже разгадка знаменитого выражения «каждая душа - христианка», потому что, наверное, каждая человеческая душа смутно помнит и об утраченном райском блаженстве и о том, что сотворена она в вечность. Это тайна, с которой нам всем предстоит рано или поздно лично встретиться
Апостол Павел, которого с уверенностью можно назвать апостолом Воскресения, говорил «если нет Воскресения, то и проповедь наша тщетна». Мы, живем уже в 2017 году со времени прихода на землю Спасителя мира, Победителя смерти, благодаря, Кому мы вслед за Иоанном Златоустом можем воскликнуть: Смерть, где твое жало, ад, где твоя победа!»
Можно сказать, что пост – это маленькая смерть. Все мы, вступая на путь поста, стремимся, избавившись от накопившихся грехов, выйти из него возрожденными, обновленными, недаром покаяние – по-гречески - метанойя – означает перемена. Эта перемена жизни, перемена ума, необходимая каждому победа над собой, над собственной смертью. Слово Пасха – в переводе означает переход. И что такое вся наша жизнь как не переход, дорога в вечность, для христианина – от смерти к Жизни и Жизни вечной, к Пасхальной победе.
Мне бы хотелось начать со стихов, которые принадлежат двум родным сестрам. Два разных жизненных пути, как будто специально данных нам для сравнения.

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все - как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе...
- Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто - слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность -
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
- Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.

Стихи принадлежат Марине Цветаевой, одной из самых известных и талантливых русских поэтов начала 20 века, и при этом, если можно так выразиться, наиболее языческой среди поэтов. Конечно же, она была крещена в православие, и тем более страшен конец ее жизни.
Первая половина ее жизни – на виду у всех, полная всех искушений, соблазнов, страстей и гордыни Серебряного века, вторая - исполненная всех человеческих испытаний, лишений и страданий, и, в конце концов, закончившаяся самой страшной трагедией человеческой жизни – самоубийством.
Её же перу принадлежит, на мой взгляд, одно из самых откровенных, и в этом смысле, может быть, наиболее объясняющих логичность, как не страшно это говорить, конца этой человеческой жизни:

Я не более чем животное,
Кем-то раненное в живот.
Жжёт… Как будто бы душу сдёрнули
С кожей! Паром в дыру ушла
Пресловутая ересь вздорная,
Именуемая: душа.
Христианская немочь бледная!
Пар! Припарками обложить!
Да её никогда и не было!
Было тело, хотело жить…

И другая жизнь – жизнь её родной сестры - Анастасии Ивановны Цветаевой.
Я бы всем советовала прочитать автобиографические воспоминания этой женщины, ставшей в конце свое жизни, прихожанкой всем нам знакомого Храма Свт. Николая в Пыжах, где последние годы ее духовником был отец Александр (Шаргунов). Тихая и незаметная для людских глаз жизнь, также исполненная испытаний, лишений, страданий, которые переживал в те переломные для нашей родины годы, весь русский народ. Она почти не писала стихов, ее творчество, в основном - автобиографическая проза с четко выраженной христианской позицией, что в те годы, конечно же, делало её неугодной в глазах властей. Её дважды арестовывали. Во время второго ареста в 1937 году были изъяты все сочинения Анастасии Ивановны. По надуманному обвинению она была сослана в лагерь, затем на поселение в Сибирь и на Дальний Восток. Глубокая вера помогла ей выдержать тяжелейшие жизненные испытания, но эта жизнь стала ее переходом, ее дорогой к Богу: полной скорбей, страданий и лишений, но при этом исполненная смирения и веры, а вернее - детской доверчивости к своему Творцу.
Это даже не стихотворение - всего две строчки, написанные еще в юности.
«Когда в последний раз глаза закрою –
Доверчиво, как в детстве открывала…»
Сравним их с огромным поэтическим многословием знаменитой сестры, - всего две строчки – но в них поистине сияет та самая жемчужина, найдя которую выбрасывается весь, ставший уже ненужным хлам. Что это, как не пророчество о собственной смерти во Христе, заключенное в словах, которые Господь сказал на Своем Кресте: "В руки Твои предаю дух Мой".

Наталия Макаревич

ЮРИЙ ПОЛИКАРПОВИЧ КУЗНЕЦОВ

Последний человек, 1871

Он возвращался с собственных поминок
В туман и снег, без шапки и пальто,
И бормотал: – Повсюду глум и рынок.
Я проиграл со смертью поединок.
Да, я ничто, но русское ничто.

Глухие услыхали человека,
Слепые увидали человека,
Бредущего без шапки и пальто;
Немые закричали: – Эй, калека!
А что такое русское ничто?

– Всё продано, – он бормотал с презреньем, –
Не только моя шапка и пальто.
Я ухожу. С моим исчезновеньем
Мир рухнет в ад и станет привиденьем –
Вот что такое русское ничто.

Глухие человека не слыхали,
Слепые человека не видали,
Немые человека замолчали,
Зато все остальные закричали:
– Так что ж ты медлишь, русское ничто?!
1994

Последняя ночь

Я погиб, хотя ещё не умер,
Мне приснились сны моих врагов.
Я увидел их и обезумел
В ночь перед скончанием веков.

Верно, мне позволил Бог увидеть,
Как умеют предавать свои,
Как чужие могут ненавидеть
В ночь перед сожжением любви.

Жизнь прошла, но я ещё не умер.
Слава — дым иль мара на пути.
Я увидел дым и обезумел:
Мне его не удержать в горсти!

Я увидел сны врагов природы,
А не только сны моих врагов.
Мне приснилась ненависть свободы
В ночь перед скончанием веков.

Я услышал, как шумят чужие,
А не только говорят свои.
Я услышал, как молчит Россия
В ночь перед сожжением любви.

Вон уже пылает хата с краю,
Вон бегут все крысы бытия!
Я погиб, хотя за край хватаю:
— Господи! А Родина моя?!

Эдуард  Асадов - Пока мы живы

Пока мы живы, можно всё исправить,
Всё осознать, раскаяться, простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться,
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы... Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
И попросить прощенья не смогли...

Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает нескольких минут
Понять – о, Боже, как мы виноваты!

И фото – чёрно-белое кино.
Усталые глаза – знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени...
А сколько было сказано "не то",
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль, – вины последний штрих, –
Скребёт, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя – не можем...


Мы познакомились с поэзией  самобытного глубокого современного автора:

"Было бы странным, если бы человек пришёл в эту жизнь заниматься только собой. Было бы не менее странным, если бы он занимался только окружающими людьми. Но именно единство в исполнении этих двух дел и вершит то верное благо, необходимое для рожденного в этот мир. Мера, соблюдаемая в каждом из них и не дает перекосов в ту или иную сторону. Это и есть крест, крест, данный каждому из нас. И отказ от той или иной его перекладины, будь то любовь к себе или любовь к ближнему, означал бы просто отказ от жизни. Несение креста, сораспятие наше со Христом и есть жизнь. Не в этом ли служение, не в этом ли жертвенность, не в этом ли и есть правда нашей любви к Богу? Именно созидая себя и творя ближнего своего во благе, мы подлинно исполняем канон нашей веры. И никаких премудростей в этом нет, но только правда, только добро, только естественность, только свет души нашей и её любовь звучат в этом. Это и есть жить - жить по слову Божьему, это и есть - быть по Его замыслу. Это и есть то самое бремя, которое "легко есть", и то самое иго, что действительно - благо".
Терентiй Травнiкъ

Стихи замечательного поэта Терентiя Травнiка, лауреата литературных конкурсов, публициста и философа, автора неоднократно издававшейся книги афоризмов «Лучина», знакомы многим любителям литературы.
За последние годы, помимо философской прозы, издано более двадцати поэтических сборников. В своих произведениях автор постоянно обращается к духовному возрождению России, ее патриотическому наследию, к высоконравственным, духовным ценностям, заложенным веками в сознание нашего народа.
Поэт является учредителем художественной галереи «Дэлонь», которая поставила перед собой задачи заниматься только благотворительными выставками для пенсионеров, детей и инвалидов.
В 2009 году за усердные труды во Славу Русской Православной церкви, Терентiй Травнiкъ был награжден Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.

Писатель-публицист Соловьева И.М

Я знаю: наша жизнь минуты,
Крупою собранные в горсть,
Её мы сеем ситом суток,
Чтоб вырастить в себе любовь.

Душа, взрыхлённая годами,
Смахнёт однажды пыль секунд.
И крылья, взрощенные нами,
Как лёгкие, хрипя вздохнут…

И в кружевной шкатулке тело
Зароет время, словно клад,
Чтоб странница-душа взлетела
В иную даль, в другой формат.

Дымок от свечки…Запах воска…
И в небе бледная полоска…
А на Земле ее труды
Как поминальный отголосок.

Зёрнам посеянным – павшим солдатам – посвящается…

Какие могут быть сомненья
В звучаниях небесных лир?
Тебя впустили на мгновенье
В огромно-преогромный мир!

Песчинке имя подарили,
Песчинка стала слышима,
Песчинка пребывает в силе
И может действовать сама.

Одушевлённая песчинка,
Ничто, представшее пред всем,
Отыщешь ли свою тропинку
Средь неодушевленных тем?

Исполнишь ли предназначенье
Новорождённого зерна?
Но знай, жизнь меньше, чем мгновенье
Та, что тебе отведена.

Не разменяй секунду эту,
Дорогу в Вечность распознай.
Росток зерна стремится к свету -
Не забывай! Не забывай…

Сумей взрастить себя песчинка
К тому, что будет впереди.
Спроси у сердца, где тропинка.
Ответ получишь и иди.

Дай корень, стебель и листвою
Своей укрась мир под луной.
И свято верь – Господь с тобою,
Чтоб ни было – Господь с тобой!

И будет час, и будет лето,
И ты поймёшь, что вызрел плод,
И сердцем устремишься к Свету
И Свет тебя в Себя возьмёт!

И если (так случится может)
Ты мир покинешь молодым,
Знать под прекрасной юной кожей
Плод стал до срока золотым.

9 мая 2015 года. 10 часов утра. 

В обитель родины моей

Спешу туда, где тишина,
Где Бог, природа и раздолье.
Где многогласием слышна
Преобразующая воля.

Где многоцветием видна
Она, единая над всеми,
Где правильно шагает время,
А значит к месту всходит семя
И чаша до краёв полна.

Спешу туда, где будет просто
Душе назвать себя душой.
Туда, где властвует покой
От колыбели до погостов.

Ах, Родина, благодарю
Тебя за то, что даришь это
В тетрадь ты моему поэту,
Как ветер дарит кораблю

Себя, наполнив парус силой,
Как не даёт усохнуть жилам,
Бегущая по ним же кровь...
Еще чуть-чуть и станет зримой
Та, что я звал невыразимой -
Твоя смиренная любовь!

7 июня 2015

Вечная весна

Шли на запад с востока солдаты.
Сколько зим уж прошло, сколько лет…
В прошлом веке, точней – в сорок пятом,
Появилась Победа на свет.

На дорогах войны миротворцы
Преломляли тела, как могли,
И винозная кровь их стекала
В омеднённую гильзу земли.

В дар несли золотые медали,
Порох ладана, смирну от слёз.
И сияла звезда над Рейхстагом,
И встречал их Воскресший Христос.

Ветераны, несущие раны
От креста – от Второй мировой,
Ветром мира для мира вы стали
И остались в нём Вечной Весной.

9 мая 2008

Читала Ирина Кукушкина


Терентий Травник (Терентiй Травнiкъ — творческий псевдоним Алексеева Игоря Аркадьевича) 

— современный российский поэт, философ, публицист, художник и композитор.


Афоризмы о смерти:

Смерть все ставит на свои места.

Смерть всегда даёт выдохнуть.

Смерть – это всегда новые возможности.

Смерть, не ты ль продолжение жизни?!

 Аксиома

Что, смерть, молчишь? Ты – проиграла.

Вот видишь, как ни посмотреть,

Жизнь может всё! И чтоб ты знала,

Жизнь может даже умереть.

Да, жизнь сильна, но все же мало

Условий, чтобы упрекать.

Согласна, жизнь вершит начала,

Но… Может ли не умирать?

Вершит науками Вселенной

Дух Божий каждое мгновенье –

Не жизнь, но – к смерти путь смиренный,

Не смерть, но – жизни продолженье!

14 июня 2015


Смерть всегда вовремя

Жизнь… Она пройдёт – и быстро.

Слёзы высохнут и мысли

Те, что мучили, терзали

За слезами вслед растают.

Не успелось, не сказалось,

То, чем грезилось, дышалось,

Обветшалось: тело стынет,

Скоро жизнь его покинет.

Время плоду с древа пасть

В пропасть… Эх, бы! – не пропасть!

А, упав, в могилу, с  корнем,

Не заблудшим и не сорным

В мир неведомый расти.

Боже, милостив, спаси.

Всё на всё Господня воля…

На Его бескрайнем поле

Человеческой земли от зари и до зари – 

Вековые косари – забирают в мир иной

Всё, что вызрело для жатвы,

И… возлюблено Тобой.

2010

Терентiй Травнiкъ


Смерть – как вырванные главы...


Смерть – как вырванные главы,

Как сожжённые тома.

Что рождение? –  Не забава ль?

Смерть – и слово, и дела.

Вырывает с корнем – близких.

Память, память, только ты

Ставишь галочки и ризки

В уцелевшие страницы –

Уцелевшие листы –

Книги жизни, та, что каждым,

Пишется с таким трудом…

Но… всегда готов к изданью –

Памятный – последний том…

2010

Терентiй Травнiкъ

Читал Сергей Лобахин


Яблоко


Благотворительный фонд восстановления порушенных святынь

Фотогалерея

 

В Начало